Социологическое исследование «Социальная реабилитация наркозависимых»

1Подведены итоги  социологического исследования «Социальная реабилитация наркозависимых», которые  проводились под руководством   доктора социологических наук, академика РАЕН   Лазарева Владимира Наумовича.

Далее приводится интервью с Владимиром Наумовичем:

Владимир Наумович, каково значение проведённых Вами социологических исследований?

Особая значимость данных исследований заключается в самой их проблематике. Следует напомнить, что ООН официально назвала наркоманию одной из трех главных угроз цивилизации — наряду с ядерной войной и экологической катастрофой. Проблемы наркозависимости,  которые  обсуждаются сейчас очень широко, —  в средствах массовой информации, в научной литературе  и обычными людьми — для России являются актуальными по многим  причинам. Прежде всего,  речь идёт о реальной угрозе  физическому и социальному здоровью нации. Более 5  млн. россиян потребляют наркотики.  Последствия – рост  смертности от передозировок, уменьшение продолжительности жизни.  Многие  хронические наркоманы не доживают до 30 лет. Еще одно негативное следствие — распространение ВИЧ-инфекции. По оценкам российских медиков, если 10 лет назад ВИЧ-инфекция распространялась большей частью через половые контакты, то сегодня — при внутривенном введении наркотиков (например, через общие шприцы). До 2/3 ВИЧ — инфицированных являются наркозависимыми.

«Ну и пусть наркоманы умирают, может, вымрут все», — достаточно обычная реакция многих  на подобные факты. Однако, наркомания может коснуться любого человека, даже того, кто непосредственно не имеет к ней никакого отношения. По статистике, 70-80% преступлений в России совершается под воздействием наркотиков или алкоголя, в Европе и Америке 50-60% преступлений тоже происходят в наркотическом состоянии. Немаловажна также проблема близкого окружения наркоманов. Речь идет о родственниках наркоманов, на чью жизнь, здоровье и материальное благополучие  негативно действует сопричастность  к наркозависимому. Таких людей  в России,  по некоторым данным,  насчитывается около 15 млн. В результате  образуются в обществе целые слои, которые подвержены социальной неустойчивости, постоянной угрозы и страха перед наркоманией -  этой  духовной гангреной человечества.

Известно, что сегодня  социологические исследования, посвящённые проблемам наркомании,  не такая уж редкость. В чём Вы видите особенность Вашего    исследования?

Особенность нашего  исследования состоит в том, что в нём  впервые приняли  участие   реабилитационные центры, являющиеся  членами Союза Некоммерческих Организаций Социальной деятельности и Гражданских инициатив. Было опрошено 159 пациентов четырёх социальных  реабилитационных  центров в различных регионах страны: «Новая жизнь» (Ленинградская область), «Надежда» (г. Краснодар), «Надежда есть» (Челябинская область), «Жизнь» (г. Астрахань). Отличие этих реабилитационных  центров заключается в том, что они  являются негосударственными  учреждениями, не получающие субсидии от государства, вместе с тем   процесс  реабилитации  осуществляется здесь бесплатно и на добровольной основе.

В качестве инструмента исследования был применён сплошной  анкетный  опрос. Основными принципами  анкетирования  являлось доверительность и анонимность. Цель исследования: оценить эффективность социально-психологической реабилитации для наркозависимых в социальных реабилитационных центрах. В задачи исследования входило: 1) диагностика  процесса возникновения наркозависимости, детерминации этого процесса различными факторами (возрастной порог наркозависимости, интересы, родственные отношения, семейное воспитание, окружение, и т.д.); 2) выявление  структуры и источников  потребления наркотиков, характера и диспозиции наркотического поведения; 3) выяснение  мотивов отказа от наркотиков, обращения в реабилитационный центр; 4) выявление  факторов, способствующих реабилитационному процессу наркозависимых, и факторов, препятствующих этому процессу.

Можете ли Вы на основе проведённых исследований более детально  охарактеризовать тех, кто приходит сегодня в социально-реабилитационные  центры для избавления от белой чумы?

В составе  159 опрошенных -  118 мужчин и 40 женщин, преобладающая часть из них совсем молодые люди в возрасте до 30 лет (более 50%),  а более 90 %  — до 45 лет, то есть находящиеся в  самом репродуктивном и трудоспособном возрасте.  73% из общего числа опрошенных впервые в данном реабилитационном центре, 19,5% –второй раз, 5%,- третий раз,  2.5% — более 3 раз.

По стажу пребывания в реабилитационном центре ответы распределились следующим образом:

менее полгода                                                        28,3%

менее трёх месяцев                                               22,6%

более 9 месяцев                                                     17,6%

менее одного месяца                                             15,7%

от полгода до 9 месяцев                                       15,8%

Реабилитационные центры для наркозависимых представляют собой такие объекты для исследования, где можно наблюдать в концентрированном виде  боль и отчаяние людей, которые прошли все круги наркотического ада, которые потеряли всё, в том числе,   главное — своё человеческое достоинство. Практически все реабилитанты имеют горький список потерь вследствие необратимых  последствий    наркозависимости.    Это наглядно видно из совокупности ответов на вопрос «Скажите, испытывали  Вы негативные последствия от систематического употребления наркотиков (можно было сделать несколько отметок)?»:

56% испытывали постоянное ощущение депрессии, тревоги, беспокойства, страдали от бессонницы;

38% — имели  проблемы с милицией;

33% — потеряли работу из-за наркотиков;

26% пережили семейный разлад;

у 22% возникли проблемы со здоровьем;

22% постоянно вступали в конфликты с окружающими.

На вопрос, «Когда в последний раз Вы употребляли наркотики?  20%  опрошенных  ответили, что год назад или более; 52% — на протяжении последнего года; 17% — в течение последнего месяца, 3% — на протяжении последней недели; 1% вчера, сегодня. (6% — не ответили на этот вопрос). Почти 75%  опрошенных  однозначно ответили, что они не смогли бы самостоятельно (без помощи извне) бросить наркотики.

С другой стороны,  здесь же  можно увидеть зарождающуюся надежду выйти из наркотического тупика, обрести своё человеческое достоинство. Основные мотивы отказа от наркотиков заключаются в следующем (можно было отметить более одного пункта):

- хотелось бы стать нормальным человеком – 57%

- устал от употребления – 40%

- хотелось бы вернуть семью, детей- 18%

- хотелось бы научиться преодолевать неприятности без наркотика   — 18%

- хотелось бы восстановить здоровье – 8%

- хотелось бы, чтобы люди лучше относились ко мне – 8% .

В общественном мнении утвердился стеоретип, что в большинстве своём наркозависимые — это люди из низших социальных  слоёв, не обладающие образованием и профессиональной подготовкой, да к тому же выходцы из неблагополучных семей. Думается, что это не совсем верное суждение.

Начнём с образования. Только один  человек,  из общего числа опрошенных реабилитантов,  имеет начальное образование, немногим  более 10% — неполное  среднее образование. Вместе с тем   средним  образованием  обладают примерно треть опрошенных, средне-специальным – около 30%, более чем каждый четвёртый  имеет высшее и незаконченное высшее образование.  Совсем неплохо, для людей, многие из которых по возрасту могли бы продолжить своё образование.

Профессиональная и трудовая деятельность. Только 35% из общего числа опрошенных реабилитантов  имели до поступления в реабилитационный центр постоянную работу, 7% работали неполный день, почти 40% перебивались случайными заработками. 8% опрошенных ответили, что не имели  определённого занятия (собирали металлом, стеклянную тару, попрошайничали и т.п.),  а каждый десятый  никогда в жизни не работал.

Как видно, из  их «наркотической биографии» не отсутствие достойной работы (или другого занятия)  привёло реабилитантов  к наркотикам, а наоборот наркотики послужили тем главным обстоятельством, которое  разрушило трудовую и профессиональную карьеру молодых мужчин и женщин, изначально располагавших достаточным   образованием и профессиональной подготовкой. Ведь, почти 85% опрошенных впервые попробовали наркотики в возрасте до 20 лет, в том числе более половины до 17 лет.  2/3 опрошенных систематически начали принимать наркотики в возрасте до 20 лет и практически  100% вышли на это «достижение» к возрасту 30 лет, то есть к завершению своей молодости.  Иначе говоря,  в школе,  профессионально-техническом училище, техникуме, а некоторым и в институте сил на учёбу ещё хватало, а вот на достойную жизнь и работу силы воли уже не осталось; всё ушло в наркотический туман.

Ну, а семьи, где выросли  реабилитанты, на самом деле, были неблагополучны?

Отвечая на Ваш  вопрос, следует разделить два вида семейного благополучия: социальное и   нравственно-духовное. С точки зрения социально- демографического признака    родительские семьи большинства реабилитантов нельзя назвать неблагополучными. Судите сами. 76% опрошенных родились и выросли в полных семьях, то есть у них были оба родителя, 18% воспитывала только мать, 1% — только отец, и  5 % с детства были сиротами.  Примерно  2/3 воспитывались в семьях, где есть  брат или сестра, 18% имеют и брата и сестру, 6% — несколько братьев и сестёр, и только у 13%  нет ни  братьев,  ни сестёр.  То есть, родительские семьи большинства опрошенных пациентов  не были чем-то ущербными в социально-демографическом плане. С одной стороны, можно сказать,  есть целый семейный  комплект: родители, братья и сёстры;  отсюда известные преимущества полной семьи.  С другой стороны, абсолютное большинство этих  семей  нельзя назвать многодетными;  поэтому им не присущи   те трудности, которые свойственны многодетности (бедственность материального положения, плохие жилищные условия, нехватка времени для воспитания и т.д.).

Материальное положение семей опрошенных. На вопрос «Какое из нижеприведённых суждений в наибольшей мере соответствует материальному положению Вашей семьи?»

8% ответили, что бедственное:  денег не хватает даже  на питание. Покупка одежды – большая проблема.

12% — плохое: на питание денег хватает. Одежду покупаем самую дешевую.

33%  — удовлетворительное:  хорошо питаемся. На одежду денег хватает. Но покупка вещей длительного пользования (телевизор, холодильник) для нас проблема.

46% — хорошее: без труда приобретаем вещи длительного пользования. Можем накопить деньги на недорогую машину. Но купить квартиру или дом   не можем.

1% — очень хорошее: нет материальных проблем. Можем приобрести недвижимость, дорогой автомобиль, дорогой заграничный тур.

К этому следует добавить, что, характеризуя свои жилищные условия,  74% отметили, что живут  в собственном доме или квартире (одни или с родными).

Таким образом,  материальное положение семей опрошенных, даже с учётом преувеличенной самооценки и желания казаться лучше, чем на самом деле, не отличается в плохую сторону;  у некоторых имеется в семьях хороший    материальный достаток.

В тоже время, по данным исследования,  80% опрошенных реабилитантов впервые попробовали наркотики, а почти 70%  систематически стали их употреблять,   ещё живя с родителями.  В чём же дело, почему  сегодня обычные, с точки зрения социально-демографических признаков  и материального положения,  семьи стали  зоной риска для возникновения наркозависимости?

Ответ, полагаю, следует искать в плоскости нравственного и духовного  неблагополучия  семей реабилитантов.

В чём же проявляется нравственное и духовное неблагополучие семей реабилитантов?

Мы предложили опрашиваемым   оценить несколько суждений с точки зрения совпадения этих суждений  характеру взаимоотношений  в их родительских семьях. Наиболее часто наблюдается совпадение по поводу  суждения «Я почти никогда не говорил откровенно с родителями» В той или иной степени (от — в полной меры соответствует  до минимальной степени соответствует)  его отметили 83%  опрошенных.  Далее по частоте упоминаний идёт суждение «Жёсткая   регламентация  поведения  со стороны родителей: «всё детство проходил за ручку родителей», которое отметили 73% опрошенных.  Суждение  «Родители  позволяли делать всё, что я хотел «делай, что хочешь, только не приставай»     отметили 65% опрошенных. И, наконец, суждение «Все члены   нашей  семьи не вникали  в жизнь и дела друг друга, жили как чужие» — 55% опрошенных реабилитантов.

Как видно,  для родительских семей наркозависимых  характерно,  прежде всего,  отсутствие  взаимного доверия. А ведь доверие есть одно из ключевых условий социального здоровья человека, его гармоничного  сосуществования в ладу с собой и с окружающей средой. Доверие мотивирует человеческое поведение, оно выступает как причина и побуждение,  вызывающие у личности желание что-то делать (или, наоборот, не делать). В результате у людей вырабатываются установки, заставляющие их совершать поступки, которые должны совершаться в соответствии с нормами доверия, и не идти ни на какие действия, которые не должны делать, поскольку они противоречат этим нормам. Человек просто не сможет, нанести вред тому, кому доверяет, у него не поднимется рука на это. Понимание того, что моральная оценка поступков человека зависит от способности доверять или не доверять, приходит уже в детстве и становится существенным моментом личностного существования.

Жёсткая   регламентация  поведения  со стороны родителей – ещё одна характерная черта для семей, где родились опрошенные реабилитанты. Для гиперопеки  свойственны мелочный надзор, жёсткий контроль за каждым шагом и каждым словом, неусыпное наблюдение, достигающее подчас постыдной слежки, система множества мелких и порой надуманных запретов. Всё это рано или поздно у большинства подростков вызывает реакцию неподчинения и протеста. В какой-то момент подросток сразу рвёт все запреты, но, не приученный к самостоятельности, оказывается в стрессовой ситуации, происходит так называемое «перенасыщение  свободой». В этот момент и возникает риск отклоняющегося, деструктивного поведения,  в том числе и риск наркотизации.

Ещё одна характерная черта семей наркозависимых — безнадзорность («делай, что хочешь, только не приставай»). В этом случае,   родители,  по — существу,  безразличны к своему ребёнку и мало осведомлены о его жизни, интересах, увлечениях, о том, как он проводит свободное время. Как правило, это дети, формально  живущие дома, основную массу свободного времени предоставлены сами себе, их досуг не организован, улица — основное место общения, получения новых «жизненных» знаний.

И,  наконец, ещё одна характерная черта семей  зоны наркотического риска – это эмоциональное одиночество («Все члены   нашей  семьи не вникали  в жизнь и дела друг друга, жили как чужие»). Дети и подростки обоего пола  значительно чаще людей старшего возраста чувствуют себя одинокими и непонятыми. Одиночество порождает  психологический шок, характеризующийся тревожностью, депрессией и сопровождающийся ярко выраженными состоянием  духовной и душевной изоляции, непонятности, чувством неудовлетворенной потребности в общении, человеческой близости.

Можно  ли в этой связи  утверждать, что,  именно,  в семье человек  приобщается к наркомании?

Безусловно,  семья была, есть и будет всегда  сверхзначима. Ей, — какой бы она ни была — мы обязаны своим появлением на свет и личностным становлением, перед ней стоим мы на распутье, выбирая свой вариант ответа на вопрос о своём будущем, ее полагаем едва ли не главным мерилом собственной человеческой состоятельности и достоинства.

Семья, в случае  её  нравственного и духовного неблагополучия,  создаёт первопричину для антигуманного и  противоправного поведения. Антигуманные отношения   в такой семье  очевидны.   55%  опрошенных реабилитантов  отметили, что в их семьях встречались побои, угрозы и оскорбления. В 40% случаев виновниками насилия выступали сами опрошенные, почти столько же отцы, в 15% случаях – матери. Только  около 6% назвали  в качестве причины насилия низкий материальный уровень, чуть более 11% — бытовую неустроенность. Почти  40% отметили, что к насилию  в их семье привело отсутствие взаимного уважения и духовного контакта в семье, более 30% — пьянство в семье, столько же – в качестве причины насилия назвали собственную  наркоманию, около 7% отметили невысокие духовные ценности.

Вместе с тем первую наркотическую пробу молодой человек, как правило,  получает всё — таки вне семьи. Чувство одиночества и враждебной враждебности в духовно неблагополучной  семье  порождает у подростков неутолимую жажду общения со сверстниками, в обществе которых они находят или надеются найти то, в чем им отказано в семье: отсутствие регламентации, эмоциональное тепло, спасение от жёсткой опеки и  скуки,  признание собственной значительности. Усиленная потребность в эмоциональном общении и развлечениях  превращается у многих ребят и девушек  в неодолимое чувство: они не могут не только дня, но и часа пробыть вне своей компании, вне удовольствий, острых и неизведанных ощущений, зачастую сомнительного свойства.

На вопрос «Что побудило Вас в первый раз попробовать наркотик»  61% отметили в качестве ответа (можно было отметить несколько вариантов ответа) —  любопытство; 44% — пример друзей и знакомых; 33% -  желание  получить наслаждение; 13% — стремление стать своим в кампании; 9% — уговоры друзей и товарищей.  Вместе с тем  только  11% отметили в качестве мотива – психологический стресс, 6% — наследственность от родителей, близких родственников, 4% — чтобы подавить острую боль, 1% — лечение от какого-либо заболевания.  То есть,  субъективные  мотивы  приобщения к наркотикам (ценностные, коммуникативные, корпоративные) доминируют над объективными (психологическими, медицинскими, генетическими).

Страстное желание быть «как все» в своей группе, подчиняться групповым авторитетам  распространяется  на одежду,  эстетические вкусы,  этику  поведения, в том числе и на отношение   к наркотикам. Яростно отстаивая свою независимость от семьи, свои желания и ценности подростки зачастую абсолютно некритически относятся к мнению и авторитету  участников собственной компании и ее лидеров.  Это видно из ответов на вопрос «Кто впервые предложил Вам попробовать наркотик (или от кого Вы получили первую порцию)?». 54%  опрошенных, заявили, что  впервые предложили попробовать наркотик их друзья, близкие знакомые; 14% — одноклассники, товарищи по работе, 11%  утверждают, что сделали это по собственной инициативе. В тоже время никто не назвал отца или мать в качестве того, кто предложил или дал  первую порцию наркотика; брат или сестра, муж или жена, сожитель или сожительница,  в единичных случаях   встречаются.

И так, первую наркотическую пробу,  как правило,  инициирует    подростковая  группа, компания сверстников.  Но   укореняется  эта пагубная страсть уже в среде наркоманов. В среде наркоманов  могут быть люди как из  непосредственного окружения подростка, так   совершенно незнакомые ему люди, с которыми его будет связывать лишь  стремление к наркотикам.   Так,  на вопрос «Есть ли среди близких Вам людей те, кто употребляет (употреблял) наркотики?»   46%  отметили друзей, товарищей,  7,5% — брата или сестру, 7% — сожительницу или сожителя, по 6% — товарищей по работе и родных, 3% — жену или мужа.   Два  человека назвали отчима или мачеху,  один — отца и один  - мать.  18%  сообщили, что  среди близких им людей никто не употребляет наркотики, остальные уклонились от ответа на этот вопрос. Вместе с тем  на вопрос «До того, как сами стали употреблять наркотики,  были ли Вы  знакомы с людьми, которые употребляли наркотики, но не являлись для Вас близкими (друзьями, членами семьи, родственниками)» положительно ответили 80% опрошенных, 15% -отрицательно, остальные затруднились с ответом.

Более «родственные» (если так можно выразиться) оказались связи по линии алкоголя. Так, в ответах на вопрос  «А есть ли среди близких Вам людей те, кто злоупотребляет (злоупотреблял) алкоголем»  на первом месте  оказались также друзья,  товарищи (30%).   Но уже 19%  опрошенных реабилитантов назвали отца, 9% — родственников, 6%  - товарищей по работе, 4%, — брата или сестру 2.5%  -мать,  2,5%.  сожительницу или сожителя.  18%  опрошенных  отметили, что алкозависимых   среди их близких нет;   остальные затруднились с ответом.

В среду наркоманов  неблагополучный подросток легко вписывается, так как она создаёт для него, по крайней мере, на первых порах, иллюзию полной свободы и удовольствия. Заметим также, что  для членов  наркосообщества появление нового человека всегда выгодно. Влияние наркосреды возрастает, когда молодой человек сталкивается с прямыми проявлениями наркомании, в том числе с её технологиями. Так, 89% опрошенных реабилитантов  до того,  как сами стали употреблять наркотики,  встречали людей, находившихся в состоянии наркотического опьянения, 77% — попадали в ситуацию, когда в их присутствии употреблялись наркотики;  причём 44%  отметили,  что это происходило,  по меньшей мере,  несколько раз, а 28% — много раз.  В ходе таких  «ознакомительных сеансов» были продемонстрировано всё многообразие наркотических технологий. На вопрос «Если в Вашем присутствии употреблялись наркотики, то каким путём?» (можно было сделать несколько отметок):

59% отметили курение «травки»,

52% — укол в вену, инъекции,

30% — нюханье порошка,

20% — приём внутрь (таблеток, капсул, марок),

4% -  другое.

Обобщая всё выше сказанное, можно сказать, что путь молодого человека вниз по наркотической лестнице, начинается с духовного и нравственного неблагополучия в семье, затем очень кратковременная ступенька первой наркотической пробы в компании своих сверстников;  дальше цепкие путы наркотической среды, которая формирует, стимулирует и укореняет то, что называется наркозависимостью.

Что же представляет  собой  наркосреда?

Наркосреда – это сообщество людей и преступных структур, основным смыслом существования которых   является производство, потребление и распространение наркотиков. Какие же обстоятельства влияют на усиление давления наркосреды? Выделим, по крайней мере, пять их них:

Первое – это наличие друзей и  товарищей,  систематически принимающих наркотики — ключевой фактор для начинающего наркомана. Чаще всего зарождается  тяга к  наркотикам  под влиянием такой группы людей или человека, которым  нельзя отказать, в силу тех  ценностей и нормам поведения, которые складываются в молодёжной среде и субкультуре.

Второе обстоятельство — доступность наркотиков. 59%  опрошенных ответили, что сегодня легко, и почти 30%  скорее легко, чем трудно,  достать наркотики в том городе или посёлке, где они родились или выросли.

Третье обстоятельство состоит  в том, что в центре наркосреды стоит  наркобизнес. На вопрос «Где Вы доставали наркотики? (можно было сделать  несколько   отметок) ответы распределились следующим образом:

-у знакомых продавцов                                                                                         57,2%

-у знакомых наркоманов                                31,4%
- у незнакомых продавцов                                       13,8%
-у товарищей, друзей                                                                                            12,6%

- собирал коноплю, мак                                                                                         12,6%

- покупал на рынке                                                      7,5%
- в  аптеках                                                                                                               5,7%)

- сам изготовлял из различных медикаментов                                                     5,0%

- в медицинских учреждениях                                                                               1,9%

84% опрошенных  имеет опыт встреч с торговцами наркотиков.  Среди  торговцев наркотиков, как отметили опрошенные реабилитанты,   почти половина «свои» — товарищи, знакомые, местные жители, 1/3 – цыгане,  свыше  10%  — выходцы с Кавказа и из Средней Азии. Встречи проходили преимущественно по инициативе покупателя (о случайности встреч отметили только 3%), главным образом на «точке» у продавца (68%),  в условленном месте (42%),  на улице,  во дворе (31%), и даже с доставкой на дом (3%).

То есть,  по существу, речь идёт об отлаженной структуре наркоторговли.  Сегодня смело можно утверждать, что организацией распространения  наркотиков занимаются   преимущественно не  любители -  одиночки, а  профессиональные наркодилеры, которые  создали разветвленную сеть торговли наркотиками.

Четвёртое обстоятельство заключается в том, что наркомания, это не просто болезненная страсть, это ещё образ жизни, своя   субкультура, у которой есть определённые символы, язык, ценности и нормы поведения. Наркотики играют очень важную роль в общении наркоманов. Около половины опрошенных принимали наркотики в компании наркоманов, почти 30% — вместе с друзьями, товарищами, 24% — с сожительницей или сожителем. Есть сведения, что в ряде случаев в группах действует принудительный контроль за потреблением наркотиков с целью недопущения ухода из наркосреды. Употребление наркотиков,  как правило, практикуется во время отдыха (в клубах, дискотеках),  внутри и вне жилых помещений (улицы, дворы,скверы и пр.).

Пятое обстоятельство связано с плохой информированностью родителей и детей о страшных последствиях наркомании. Точнее многие знают вообще, но не подозревают, как стремительно происходит процесс привыкания  к наркотикам. Так, почти 40%  опрошенных  отметили, что они полагали, «остановиться можно в любой момент», 70%     начинали с курения марихуаны (анаши), думая,  что лёгкие наркотики не могут серьёзно навредить (некоторые средства массовой информации и «специалисты» пропагандируют лёгкие наркотики, как безопасное  средство для преодоления стрессов, улучшения настроения и т.п.).

Теперь позвольте перейти к вопросам, непосредственно касающиеся деятельности социальных реабилитационных центров.  Некоторые источники  утверждают, что в реабилитационных центрах, входящих в состав  Союза Некоммерческих Организаций Социальной деятельности и Гражданских инициатив,   содержатся якобы не наркоманы, а опустившиеся люди, бродяги, потерявшие дом, работу,  которые используются как бесплатная  рабочая сила. И этих людей выдают за успешно прошедших реабилитацию наркозависимых пациентов. Что вы скажите по этому поводу?

Я был бы рад за этих людей, в случае,  если бы они не были  наркоманами, но,   к сожалению, факты  говорят об обратном. На вопрос, «Когда в последний раз Вы употребляли наркотики?  20%  опрошенных  ответили, что год назад или более; 52% — на протяжении последнего года; 17% — в течение последнего месяца, 3% — на протяжении последней недели; 1% вчера, сегодня. (6% — не ответили на этот вопрос). Почти 3/4  реабилитантов  однозначно ответили, что они не смогли бы самостоятельно (без помощи извне) бросить наркотики.

Все опрошенные – это  хронически  наркозависимые, у большинства  из которых стаж этой зависимости исчисляется  годами. На вопрос «Как долго Вы употребляли наркотики?» распределение ответов выглядит следующим (9,3% — не ответили на этот вопрос):

шесть месяцев     —            1,3%                                               от пяти до десяти лет — 33%

от шести месяцев до 1-го года —   3,8%                                 свыше десяти лет —    20,8%

от одного года до двух лет —        4,4%                                              свыше 15 лет  -          4,4%

от двух до пяти лет                      20%                                    свыше 20 лет  -            3%

Как видно из вышеприведённых данных,  80% опрошенных реабилитантов имеют наркотический стаж более 2-х лет,  60% — более 5 лет, у каждого пятого этот печальный  стаж  превысил 10 лет. Частота употребления наркотиков у 43% опрошенных составляла три раза в  день(!),  у 38% — один-два раза в день. То есть,  80%  опрошенных до поступления в реабилитационный центр не могли существовать ни дня без приёма наркотиков, которые стали  для них дороже самой жизни. Причём речь идёт в большинстве случаев не об относительно «лёгких» способах приёма наркотиков  (нюханье порошка, вдыхание химических препаратов, приём внутрь таблеток, курение «травки»), а об регулярных внутривенных инъекциях (70% опрошенных отметили этот способ приёма наркотиков).

Тяжесть наркозависимости опрошенных реабилитантов подтверждается также при анализе номенклатуры  потребляемых наркотиков до прихода в реабилитационный центр. Она очень обширна и здесь доминирует один  самых  тяжёлых наркотиков – героин.  2/3 опрошенных отметили, что употребляли его регулярно, ещё  около  7%  употребляли  его более  10 раз.  Препараты конопли регулярно употребляли  около  половина опрошенных реабилитантов,  вытяжку  маковой соломки   почти 1/3,  опиаты – 15%, метадон — 14%, барбитураты – 8 %  и т.д. Среди пациентов реабилитационных центров  большой удельный вес, составляют полинаркозависимые. Прекращая употреблять один наркотик, они переходят на другой, а это вдвойне опаснее: организм приспосабливается к одному веществу, а потом ему нужно настраиваться на другое.

Ещё одним значимым подтверждением устойчивой наркозависимости опрошенных реабилитантов  служит тот факт, что подавляющее большинство из них   уже неоднократно пытались избавиться от этой зависимости.   Так, только 14% отметили, что ранее не лечились от наркозависимости. Остальные делали попытки избавиться от наркозависимости  неоднократно:

40%  лечились в  наркологическом диспансере,

26% — дома самостоятельно при помощи медикаментов

23% без медикаментов «на сухую»,

18% –  в различных реабилитационных центрах,

14% — в психиатрической клинике,

13% — в наркологическом стационаре,

11%, — посредством смены наркотиков на алкоголь,

10% -  посредством заместительной терапии (метадоном),

6% -  амбулаторно «12 шагов»,

4% — по программе «Детокс»,

4% — у знахарей, колдунов, 2%- кодированием,

1% — в монастыре.

Эффективность предыдущего лечения относительно невысока.  После лечения не принимают наркотики до сих пор  — 5%,  долгое время не принимали наркотики – 6%, только первое время не принимали наркотики —  28%., никакого положительного результата не оказалось- 40%. Остальные  затруднились с ответом.

Таким образом, реабилитанты  социальных реабилитационных центров  представляют собой  хронически наркозависимых  людей, а то, что многие из них потеряли всё, что характеризует нормальную человеческую жизнедеятельность (дом, семью, работу, и т.п.), не что иное, как драматические последствия наркомании.

Некоторые  критики утверждают, что  реабилитационный центр «Новая жизнь» и другие социальные   реабилитационные центры  входящих в состав  Союза Некоммерческих Организаций Социальной деятельности и Гражданских инициатив, заменяют наркотическую зависимость на зависимость от  деструктивных культов. Например, священник из епархиального отдела по борьбе с наркоманией и алкоголизмом Максим Плетнев, характеризуя   деятельность реабилитационного центра «Новая жизнь»,  прямо заявил корреспонденту  «Известия — СПБ», — «От наркотиков они избавляют. Но у людей появляется близкая к наркотической зависимость от секты. Адепты начинают жить исключительно ее интересами, остаются навсегда в реабилитационных центрах. В деструктивный культ вовлекаются и родственники наркоманов» («Известия — СПБ», 25 октября 2007 г.) Как Вы можете прокомментировать эти высказывания.

Я думаю, что подобные критики в определённой мере лукавят.  В  мирное время в цивилизованном обществе вряд ли можно найти более деструктивную зависимость, чем наркотическую.  Родители наркозависимых  готовы  буквально бежать на край света,  чтобы их несчастные дети смогли освободиться от наркотического плена.  Поэтому, если священник    Максим Плетнев признаёт, что в центре «Новая жизнь» избавляют от наркотиков, то он делает для центра благое дело, пропагандируя  на всю страну его деятельность.

Хотелось бы также понять, что за смысл вкладывается в  понятия «деструктивная секта», «деструктивный культ». Все современные церкви выросли из малочисленных групп верующих, в частности,  христианство возникло в одной из религиозных общин  внутри иудаизма. И раннее христианство с точки зрения подобной логики   в глазах иудеев могло бы  рассматриваться как «деструктивная секта», «деструктивный культ».

Деструктивной организацией может быть признана лишь та, которая использует обман при вовлечении,  тотальный контроль сознания своих членов   без их на то согласия.  О чём же  свидетельствуют  результаты  нашего исследования:

34% опрошенных реабилитантов  обратились в социальный реабилитационный центр по собственной инициативе,

26% — по настоянию родственников,

17% — вследствие отзывов людей, окончивших курс реабилитации,

11% — по совету друзей, товарищей,

3% — по рекомендации врачей,

3%  — вследствие информации из рекламы,

6% — затруднились ответить.

С целью уточнения внутренней мотивации опрошенным был задан следующий вопрос: «В России  существует большое число реабилитационных центров для  наркозависимых, почему Вы обратились именно в социальный реабилитационный центр?» Распределение ответов выглядит следующим образом:

- хорошие отзывы                                        – 29%

- потому что он христианский                    – 20%

- мне всё равно                                             -  19%

- по примеру друзей,  товарищей                - 16%

- другое                                                               -7%

-  близко от дома                                              - 4%.

- затруднились ответить                                   -5%

Следовательно, как показывают данные  исследования, обращение в социальные  реабилитационные центры  осуществляется по инициативе самих будущих реабилитантов,  их родных и близких;    в основе мотивации лежат  достаточно успешные результаты деятельности  этих центров по реабилитации наркозависимых, которые подтверждаются  свидетельствами реабилитантов, уже окончивших курс реабилитации.

Теперь о  контроле над сознанием. Необходимо  отметить, что в большинстве реабилитационных центрах, где практикуют реабилитацию наркозависимых  без медикаментозных средств,  применяются схожие методики. Это, прежде всего, изоляция реабилитантов от наркосреды, полный запрет на потребление наркотических средств, включая алкоголь и табак, некоторые ограничения в жизнедеятельности (в частности, в сексуальных контактах), трудотерапия, психотерапия. Дополняя эти методики,  в некоторых  реабилитационных центрах, например,  в организованных при Русской православной церкви,  стремятся  избавить от наркозависимости  своих пациентов на основе  духовного обновления,  посредством приобщения  к вере. Отношение Русской православной церкви к наркомании,  как духовной проблеме,    раскрыты в «Основах социальной концепции», принятых на Архиерейском Соборе в августе 2000 года. В соответствующем разделе этого документа сказано: «…не отрицая необходимости медицинской помощи на острых стадиях наркомании, Церковь уделяет особое внимание профилактике и реабилитации, наиболее эффективных при сознательном вовлечении страждущих в евхаристическую и общинную жизнь».  Для евхаристической общины характерно, что у нее есть глава,  духовный руководитель, который должен близко знать все проблемы духовной жизни членов общины. То есть,   реабилитация наркозависимых осуществляется посредством вовлечения  во  внутрицерковную жизнь под руководством духовного наставника.

Реабилитационный центр «Новая жизнь» в своих документах определяет   наркоманию также как     духовную  проблему  и обращается к  духовному опыту различных христианских конфессий (лютеран, протестантов, католиков, православных),  с целью донесения до их сознания  фундаментов общехристианских истин, здравого смысла и здорового образа жизни, присущих всем конфессиям.

Проследим на основе  результатов нашего исследования истоки и эволюцию  духовных взглядов опрошенных реабилитантов. С этой целью в опросной анкете был задан вопрос «Ваши родители – верующие люди? И если да, к какому вероисповеданию они относят (относили)?» Распределение ответов опрошенных реабилитантов выглядит следующим образом:

православные                                                                                    45%             протестанты (евангелисты, баптисты и т.д.)                                    5%

мусульмане                                                                                           _

другого вероисповедания                                                                     2,5%

в Бога верят (верили),

но никакую религию не исповедуют (не исповедовали)                   34%

нет, они неверующие люди                                                             12,5%

затруднились ответить                                                                             1%

Полученные данные  показывают, что  религиозность  семей реабилитантов сравнительно не высока, только чуть более половины свидетельствуют о   конфессиональной  принадлежности своих родителей,  12,5%  полагают, что родители    неверующие люди,  а  треть  думают, что родители хотя и верят в Бога, но ни какую  религию не признают. Можно сказать, что они признают  наличие Бога, как Высшего разума, но не облекают свою веру в богословское догматическое   учение.

О степени влиянии  религиозности на внутрисемейную жизнь и внутрисемейные отношения, можно судить при  рассмотрении ответов на вопрос:  Исполнялись ли у Вас в семье религиозные обряды? Ответы распределились следующим образом:

никаких религиозных обрядов не исполнялись                                48%

только по праздникам                                                                          21%

от случая к случаю                                                                               12%

ежедневно                                                                                              5%

ежемесячно                                                                                            2,5%

затруднились ответить                                                                         12,5%

Почти половина опрошенных реабилитантов заявили, что никаких религиозных обрядов в их семье  не исполнялись. Каждый пятый отметил, что религиозные обряды  в семье отмечались по  праздникам, 5% — ежедневно, 2,5% — ежемесячно. То есть,  по большому счету,  родители реабилитантов, не религиозны, это люди, для которых  вера — национально- культурная традиция, а соблюдение религиозных обрядов выступает как элемент  традиционного уклада жизни.

Нам хотелось узнать, в то  время,  когда сами опрошенные вступали на дорогу  наркозависимости, считали ли они себя верующими. И если да, то, к какому вероисповеданию они себя относили?  Вот такое распределение ответов в результате  было получено:

были неверующими  людьми                                                                              34%

были   православными                                                                                          31%

в Бога верили,  но никакую религию не исповедовали                                     17%

были  протестантами  (евангелистами,  баптистами и т.д.),                               2%

принадлежали к другому вероисповеданию                                                         1%

затруднились ответить                                                                                           15%

31% ответили, что, да, и отнесли себя к православным, 1% — к другому вероисповеданию 17% — ответили, что в Бога верили, но не какой конфессии не принадлежали. Наконец, 34% ответили, что нет,  и 15% затруднились ответить на этот вопрос.

Аналогичный  вопрос о степени и характере  религиозности задали реабилитантам ещё раз, но уже в отношении сегодняшнего  времени. Такое распределение ответов мы получили:

протестанты                                                                                              44%                         православные                                                                                                            23%

в Бога верят,  но никакую религию не исповедуют                                              21%

другого вероисповедания                                                                                          1%

неверующие                                                                                                               2%

затруднились ответить                                                                                               9%

Как видно из  результатов   опроса, среди реабилитантов заметно увеличилась доля протестантов, причём  в основном за счёт неверующих людей.  Если  видеть в религии её этический аспект — следование общечеловеческим  моральным  и нравственным  нормам, то это можно только приветствовать.

Однако некоторые авторы  из числа ортодоксальных кругов заявляют,  что «все разговоры о «духовности» той или иной религиозной группы следует рассматривать, исходя из контекста вероучения и практики конкретной организации». Если «свои», то верной дорогой идёте братья!  Если «чужие» («Новая жизнь» и другие социальные реабилитационные центры) — то это духовный обман,  «промывание мозгов», которое   выражается в контроле поведения, контроле информации, контроле мышления и контроле эмоций. Ларчик такой необольшевистской логики открывается просто:  «Новой жизни» и другим социальным реабилитационным центрам помогают  представители официально зарегистрированных евангелических организаций в России. А значит,  боязнь конкуренции со стороны  других религиозных конфессии, которые якобы под видом избавления от наркотиков, вербуют своих новых адептов, требует решительной борьбы  с  так называемой   «сектозависимостью».

Оставляем на совести  авторов  подобные заявления (по такой логике можно дойти до утверждения, что пусть Х. остаётся наркоманом, но зато наш человек).   Подлинная  вера не передается по наследству, не покупается  за деньги и не прививается насильно. Она является результатом многолетних душевных страданий и исканий, следствием которых становится полная переоценка всех  жизненных ценностей и интересов.

Что Вы можете сказать о самом процессе реабилитации в обследованных социальных реабилитационных  центрах, в чём Вы видите возможные резервы для его улучшения?

Прежде всего,   следует напомнить, что  речь идёт не о реабилитации вообще, а о  социальной реабилитации, которая  направлена на  восстановление личностного и социального статуса наркозависимых. Структура реабилитационного процесса представляет собой сложный комплекс мер и методик, направленных на возрождение способностей человека  воспроизводить и совершенствовать свою жизнь с помощью индивидуально-личностных качеств. Социальная  реабилитация включает в себя  коррекцию,  восстановление и предупреждение.  Коррекция означает устранение существующих личных и социальных проблем. Восстановление предполагает удовлетворение  двух социально-значимых  потребностей личности: потребность подержания достойного жизнеобеспечения и потребность социально-позитивного деятельного существования.  Предупреждение направлено на предотвращение возвратного   возникновения социальных  и личных проблем, в данном случае рецидива наркозависимости.

Любая  социальная проблема состоит из объективного условий  и субъективного осмысления этой проблемы. Иначе говоря,  для возникновения, усложнения и решения  той или иной проблемы, в том числе и проблемы наркозависимости, недостаточно объективных условий, нужно ещё и осознание  этой проблемы, своего отношения к ней.  Не учитывая это, трудно понять, почему люди в одних и тех же ситуациях ведут себя по-разному, почему в одной и той же семье могут быть люди с нормальным образом жизни, а могут воспитываться индивиды  с отклоняющимся поведением.  Образно говоря, нельзя забывать, что социальные и личные  проблемы в значительной мере создают сами люди.

Нас очень интересовало, как же сами реабилитанты оценивают свою жизненную проблему, то есть проблему наркомании. На вопрос, «Что для Вас является наркоманией?  53% отметили «болезнь», 28%, — «греховное  дело»,   6%, —  «вредная привычка», 4%, «преступление», 3% -  «спасение от скуки»,  1%  — «модная  привычка»; 5% — воздержались от ответа.  Казалось,  лишь  немногие  из опрошенных реабилитантов  в какой-то степени хотят «обелить»   наркоманию (вредная  привычка, спасение от скуки, модная привычка), но все равно остаётся некоторая  неудовлетворённость ответами. Называя наркозависимость  болезнью, большинство опрошенных выводят  себя из  проблемы, переносят ответственность за свое состояние и за исход реабилитации  на окружающих, в данном случае  на персонал реабилитационного центра. Тем самым снимают свою субъективную ответственность за содеянное:  болезнь есть  болезнь, а кто же скажет, что сам человек виноват в своей болезни. В этом случае многие реабилитанты  остаются пассивными, не желают отказываться от алкоголя или наркотиков,  даже в тех случаях, когда не испытывают влечения к ним. Рецидив наркозависимости они объясняют внешними, «независимыми от них» обстоятельствами: «понервничал», «меня уговорили», «меня подставили» и т.п.

В этой связи мы предложили реабилитантам  ответить на два  вопроса. Первый из них «Какое поведение человека по отношению к спиртным напиткам Вы считаете нормальным?» Распределение ответов следующее:

Употреблять редко (по праздникам, «за столом»)

и в ограниченном количестве                                                                              43%.

Никогда и ни при каких обстоятельствах не употреблять                                36%.

Иногда можно «крепко» напиться                                                                      9%     . Пить можно и часто,

но слабые напитки (пиво, сухое вино, шампанское)                                           6%

Употреблять всегда и любые спиртные напитки,

если есть деньги и подходящая обстановка                                                           6%

Как видно, у большинства реабилитантов вполне терпимое отношение к алкоголю, 64%  из них допускают в той или иной степени  возможность употребления спиртных напитков.  А ведь алкоголизм и наркомания – это две близких  деструктивных   зависимости.

А вот распределение ответов на вопрос»: Какое поведение человека по отношению к наркотикам Вы считаете нормальным?

Никогда и ни при каких обстоятельствах

не употреблять                                                                                                      80%

Иногда можно курнуть

«травку»                                                                                                                   9%

Наркотики можно употреблять любые,

если они тебе доступны                                                                                          3%

Иногда можно употреблять наркотики

покрепче (укол, «колёса» и т.п.).   2%
Курить «травку» можно

довольно часто                                                                                                           2%

Затруднились  ответить                                                                                             4%

Отношение к  наркотикам, как видно из результатов исследования, существенно критичнее, чем по отношению к алкоголю. 80%  опрошенных ответили, что никогда и не при каких обстоятельствах   нельзя употреблять наркотики. И всё-таки 14% допускают в той или иной степени возможность употреблять наркотики,  и 4% не сформулировали своей позиции.

Необходима внутренняя  ответственность реабилитантов  за свое состояние, за свое настоящее и будущее. Ответственность подразумевает активное личное противостояние и сопротивление наркозависимости, собственную готовность отказаться от употребления наркотических  веществ. Вследствие этого  целесообразно  уточнить методику формирования у  реабилитантов нетерпимости к алкоголю и наркотическим веществам.

Одной из основных областей, в которой человек  может получить поддержку   в решении этой проблемы  является религиозная вера. Однако следует напомнить,  что главное предназначение обращения к Богу, согласно христианскому учению,   является спасение души. При этом спасение души – это долг каждого, а не только грешников. То есть,  не стоит в каждом случае и по каждому поводу обращаться к Богу. Это приводит только к обесцениванию религиозных догматов. К тому же  зачастую единственным источником и причиной наркотической зависимости   называют грех, а средством избавления от неё – замаливание грехов. Но замолить грех, означает,  молясь, испросить себе у Бога прощение, отпущение грехов за  свой проступок.  Получается, что в случае признания  наркомании только  болезнью, ответственность перекладывается на других людей, а в случае признания наркомании исключительно грехом,   ответственность перекладывается на Бога.

Вследствие всего этого требуется обогащение взаимодействия реабилитантов и  сотрудников, которые непосредственно заняты реабилитационным процессом,   за счёт привлечения обширного арсенала  методов психотерапии.  Психотерапия — это особый вид межличностного взаимодействия, при котором оказывается профессиональная помощь психологическими средствами при решении возникающих у них проблем или затруднений психологического характера. Дословно переводится на русский язык «лечение душой», а не лечение «души». Сейчас уже трудно недооценить роль психологической помощи в работе с наркозависимостью. В круг задач психологической помощи входит психодиагностика, индивидуальное консультирование, а также работа с родственниками реабилитантов. В целях диагностики применяются  различные тесты оценки внимания, памяти, интеллекта, эмоционально-волевой сферы, направленности личности, установок в отношении алкоголя и наркотиков. Используются также такие  формы работы как групповая,  индивидуальная  и семейная терапия – всё это   требуют особых условий и  организации реабилитационного процесса.

При этом  решающее  значение имеют личностные качества и профессионализм сотрудников социальных реабилитационных центров. Чтобы стать настоящим наставником  реабилитантов необходимо многое:  высокий культурный уровень, внешний вид, наличие  таких личностных качеств, как выдержанность, уверенность в своих силах и в успехе реабилитации, эмоционально — теплое отношение к людям, способность к сопереживанию, умение  поставить себя на место другого.  Безусловно, от него  требуется не только доброта, терпение, способность широко мыслить, искреннее желание понять другого и помочь ему, но и наличие прочной внутренней основы, особого мировоззрения, которое позволяет ему не пасовать перед трудностями и умело их преодолевать. Поэтому подобная работа противопоказана тем людям, у которых отсутствует личностная заинтересованность (не путать с личной заинтересованностью), кто недостаточно упорен и настойчив, и не готов к  повышенной эмоциональной нагрузке.

Профессия — это   не только  род трудовой деятельности человека, предмет его постоянных занятий, но   и свидетельство наличия у него знаний и умений, опыта, позволяющих квалифицированно выполнять данный вид работ. В силу этого  было бы целесообразным организовать подготовку специалистов – психологов и социальных работников высшей квалификации из числа сотрудников социальных реабилитационных центров.

Что ещё полезно  было бы  учесть в  работе социальных реабилитационных центров?

В реабилитационном процессе важны два принципа: преемственность и непрерывность. Это значит, что  все элементы реабилитации значимы и образуют  целостную реабилитационную систему.  Мы предложили реабилитантам ответить на вопрос, в какой мере они удовлетворены различными сторонами жизнедеятельности реабилитационных центров. Ответы подвергли несложной статистической обработке, вывели коэффициенты степени удовлетворённости, и получили следующие результаты.

Показатели:                                                                  Коэфф.                              Ранг

1. Взаимоотношения с сотрудниками                                  0,81                                      1

2. Общежитие  (санитарно-бытовые условия,

мебель, постельные принадлежности и т.п).                         0,78                                     2

3. Взаимоотношения между реабилитантами                      0,73                                      3

4. Организацией досуга и свободного

времени (просмотр кинофильмов, спорт,

самодеятельность  и творчество и  т. п. )                             0,68                                      4

5. Характером и содержанием труда

(организация, продолжительность,

физическая тяжесть и т.п. )                                                   0,67                                      5

6. Питание (количество и качество)                                     0.63                                      6

Как видно,  самый высокий ранг получил  показатель «взаимоотношения с сотрудниками», что характеризует их  умение наладить взаимоотношения с реабилитантами. Также в большой мере удовлетворены опрошенные  условиями жизни в общежитии и взаимоотношениями между реабилитантами. Почти равными оказалась показатели  удовлетворённости организацией досуга и  свободного времени и организацией труда и его содержанием. В наименьшей мере удовлетворены реабилитанты количеством и качеством питания.

Весьма высокие показатели удовлетворённости различными сторонами жизнедеятельности реабилитационных центров не должны создавать иллюзию полного благополучия. До совершенства ещё достаточно далеко. В качестве основных критериев этого совершенства  выступают два фундаментальных  понятия: дом и семья.

Кроме обозначения некого физического пространства, понятие «дом» очень часто применяется при описании мест, порождающих в чело­веке чувства эмоциональной безопасности, защищённости и уюта. Недоста­ток безопасности и уюта в значительной мере  объясняет озлоблен­ность и агрессивность бездомных. Дом удовлетворяет также  потребность человека  в индивидуальности. Индивиду­альность создаётся в процессе представления пространства замкнутым  миром, наполненным знакомыми и близкими человеку людьми и вещами.

Стратегической задачей реабилитационных центров является моделирование отношений и условий существования (в том числе и быта), которые присущи благополучному дому и благополучной семье, то есть всего  того, что не хватало в жизни наркозависимым, и что  явилось первопричиной их наркозависимости. Моделирование благополучной семьи предполагает установку на формирование такого сообщества внутри реабилитационного центра,  которое бы строилось на духовной близости, авторитете наставников, разумном доверии и заботе, диалоге и сотрудничестве, справедливых обоснованных запретов и санкций, самодеятельности и дисциплине, полноценном участии во всех внутренних делах.

И последний вопрос, как Вы оцениваете эффективность реабилитационной работы в обследованных центрах?

В ходе исследования было предложено реабилитантам ответить на вопрос «Есть ли у Вас в настоящее время употреблять (или,  по крайней мере, попробовать) наркотики». Распределение ответов на этот вопрос следующее:

Нет и быть не может                                                                                                43%

Сейчас нет, но такое исключить нельзя                                                                42%

Да                                                                                                                                 5%  Возможно                                                                                                                    3%

Затруднились ответить                                                                                              7%

В большинстве реабилитационных учреждениях уровень успешной реабилитации составляет 20-30%,  в то время как в обследованных социальных центрах  уровень успешной реабилитации, то есть вхождение наркозависимых в состояние устойчивой ремиссии,  можно определить в пределах 50%.  Это, на мой взгляд,  не завышенный  результат, свидетельствующий о достаточно высокой  эффективности, если сравнивать с другими реабилитационными центрами.  (Трудно  брать во  внимание заявления  некоторых реабилитационных центров, где присутствуют цифры порядка 80% и более – это явно не правда).

В числе причин возможного  возобновления  приёма  наркотиков преобладают социальные факторы, которые, по определению  самих опрошенных реабилитантов,  сводятся   к неустроенности их собственной жизни. Поэтому  требуется дополнить  социальную   реабилитацию    самостоятельным процессом социальной  адаптации. Социальная адаптация – это  процесс интеграции человека в общество, в результате которого достигается формирование самосознания и ролевого поведения, способности к самоконтролю и самообслуживанию, адекватных связей с окружающими.  При осмыслении содержания социальной адаптации признаками эффективной адаптированности являются:

- адаптация во внеличностной  сфере предполагает помощь в получении  современных умений и знаний (например, овладение компьютерной техникой,  получение водительских прав и т.п.)  привлекательных профессий,  рабочих мест и т.п.

- адаптация в личностной сфере подразумевает помощь в восстановлении семьи, упорядочении  образа жизни,  формировании здорового близкого социального окружения и т.п.

Вот к чему следует стремиться, чтобы реабилитанты окончательно укрепились  в новой  жизни.

Владимир Наумович, спасибо за  интервью.

Источник: http://www.newliferus.ru/site/ru/news/47.html

Запись опубликована в рубрике Зависимость, Новости, Социализация и реабилитация с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Я не робот.