НАДО ЛИ ПРИНУДИТЕЛЬНО ЛЕЧИТЬ НАРКОМАНОВ? — МНЕНИЯ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ

ФСКН предлагает законодательно закрепить возможность принудительного лечения от наркозависимости в качестве в качестве основного или альтернативного наказания для лиц, совершивших преступления небольшой тяжести, связанные с наркотиками.

Между тем член Комитета Госдумы по охране здоровья, член фракции КПРФ Олег Куликов сообщил Regions.Ru, что принудительного лечения для всех выявляемых наркоманов, система нашего здравоохранения обеспечить не сможет. При сегодняшнем количестве наркозависимых понадобятся сотни тысяч мест в специализированных наркологических диспансерах, — а такого количества просто нет.

В то время, как наказывать предлагают потребителей наркотиков, оптовые наркоторговцы чувствуют себя в России не так уж плохо. Так, URA.RU передает, что в Челябинске идет суд над бандой, которая, маскируясь под общество таджикской культуры, контролировала наркотрафик в Свердловской, Челябинской, Тюменской, Курганской областях, ХМАО, ЯНАО и Пермском крае. Процесс идет крайне трудно, на следствие оказывается огромное давление. Свидетелей обвинения приходится прятать. Уже поменяли состав присяжных. В пользу обвиняемых дают ложные показания официальные лица: так, фальшивое алиби им пытался предоставить экс-заместитель начальника Ленинского УВД Екатеринбурга.

«Как вы относитесь к предложениям ввести уголовную ответственность за систематическое употребление наркотиков? Не приведет ли это к тому, что полиция будет охотиться за наркоманами, оставив заправил наркотрафика в покое? Какие меры, на ваш взгляд, могли бы остановить распространение наркомании?» — с такими вопросами корреспондент Regions.Ru обратился к священнослужителям и экспертам.

Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве считает, что отчасти меры, предложенные ФСКН, необходимы.

«Если их не ввести, то наше общество ожидает катастрофа в плане депопуляции, поскольку наркомания является одной из ее составляющих. И я согласен с руководителем фонда «Город без наркотиков» Евгением Ройзманом, который давно выступает за введение принудительного лечения наркоманов», — говорит священник.

«Но, кроме того, необходимо бороться и с наркоторговлей, иначе не будет эффекта от ловли наркоманов и их лечения. Надо одновременно бороться на всех фронтах, только серьезными мерами удастся одолеть эту беду», — убежден отец Андрей.

Директор Синодальной библиотеки Московской Патриархии протоиерей Борис Даниленко считает, что начинать нужно с чистки рядов ФСКН и милиции.

«В нашем обществе почему-то пытаются все четко разделить на черное и белое. И получается, что сотрудники правоохранительных органов или органов, которые должны бороться с распространением наркотиков должны быть обязательно хорошими, а люди, употребляющие наркотики – обязательно плохими. Но ведь ни для кого не секрет, что этот преступный бизнес поощряют подчас представители той самой корпорации, которая должна охранять и ограждать людей от этой смертоносной заразы», — сказал он.

«Мне кажется, что начинать надо с решения этой проблемы, а не с ужесточения мер по отношению к тем, кто и так по-настоящему несчастен, употребляя эти зелья, кто ничего не может сам с собой поделать, кому не могут помочь родственники и друзья», — пояснил отец Борис.

«Если больно общество, больны и члены этого общества: и те, кто употребляет наркотики, и те, кто их продает, и те, кто должен бороться с наркоторговлей, но вместо этого наживается на ней. Мне кажется, нужно серьезно задуматься над тем, почему наше общество оказалось в таком состоянии, и как его из этого состояния вывести», — заявил протоиерей.

«Родные и близкие наркоманов у меня как у священника часто спрашивают, что делать, потому что ни медицина, ни правоохранители ответа им дать не могут. Но можно, по крайней мере, с уверенностью констатировать, что ужесточение мер по отношению к больным и несчастным людям ничего хорошего не принесет», — заключил он.

Иерей Валерий Буланников, клирик храма свт. Николая в Отрадном, также считает уголовное преследование за употребление наркотиков чересчур жесткой мерой.

«Мне это предложение напоминает, скорее, очередную инициативу депутатов города Глупова. Разве алкоголизм и курение – не разновидности наркомании? Что, за это тоже должно полагаться уголовное преследование? Речь может идти только о принудительном лечении наркоманов, причем с согласия ближайших родственников, потому что у наркомана воли уже нет» — воскликнул он.

«Наркодилеры у нас действительно прекрасно защищены со всех сторон, во всех властных структурах у них свои люди. Думаю, что наркотическое лобби будет приветствовать эти поправки и бороться за принятие соответствующего закона. Правоохранителям, безусловно, гораздо легче отыгрываться на наркоманах — пропащих, погибающих людях, чем ловить наркодельцов. По существу никакой борьбы с наркоманией тогда вообще не будет. Это полная профанация. Кто в этом заинтересован?!» — риторически спросил священник.

Священник Александр Кириллин, клирик храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» на Калитниках, также категорически не одобрил вводимые меры.

«Борьбу нужно вести против торговцев, а не потребителей наркотиков. Так и делается во всех странах», — сказал он.

«Опасения, что эти предложения на руку наркоторговцам, вполне обоснованны. Борьба против распространения наркотиков – это борьба в первую очередь против их распространителей, по отношению к которым и должно ужесточаться законодательство. Но это и борьба за изменение условий жизни, способствующих распространению наркотиков, способствующих втягиванию людей в наркобизнес. Наркотики почему-то без особых проблем пересекают наши границы – чем тогда занимаются пограничники? Для начала с этими проблемами надо разобраться», — уверен священник. Священник Димитрий Лин, клирик Храма святителя Николая на Трех Горах, считает наркоманию медицинской болезнью, за которую сажать в тюрьму нельзя.

«Если у человека заболевание, то его необходимо лечить, а не сажать за это в тюрьму. Другое дело, если он совершил какое-то преступление, находясь в состоянии наркотического опьянения: здесь, разумеется, надо наказывать. Ведь это усугубляет степень его вины. У нас же есть аналогичное наказание за преступления, совершенные в алкогольном опьянении. И в случае тяжких преступлений возможно принудительное лечение. Но все это надо связывать не с употреблением наркотиков, а с преступлениями, которые этим вызваны», — говорит он.

«По поводу работы полиции, то злоупотребления на рабочем месте всегда возможны. Но все-таки основной акцент должен быть на поимке именно распространителей. К ним необходимо применять очень суровые методы наказания. Другое дело, что многие наркоманы образуют сеть из тех, кто не только употребляет, а способствует их распространению. Если наркоман замечен в таком действии, то его вполне можно лечить принудительно. Только возникает вопрос об эффективности лечения: даже добровольцы, возвращаясь потом в прежнюю среду, часто с новой силой начинают употреблять наркотики, и результат лечения сводится к нулю», — с сожалением констатирует отец Димитрий.

Фатых-хазрат Гарифуллин, председатель Тюменского казыята Духовного управления мусульман Азиатской части России рассказал, что сам наблюдал, как с наркоманией борются в Иране.

«В 1998 году в составе российской делегации я побывал в Иране, где нас познакомили с работой местного департамента по борьбе с наркотиками. Как известно, эта страна занимает первое место в мире по результатам борьбы с этой гадостью. Показательная смертная казнь и активная работа местной полиции позволили стране, которая граничит с Афганистаном, практически победить проблему наркотраффика. И никакие связи и знакомства не помогут пойманному преступнику. Чего нельзя сказать о России…» — с сожалением сравнивает Фатых-хазрат.

«Благодаря коррупции у нас большинство преступников разгуливает на свободе, в том числе и наркобаронам также легко откупиться. А если в России начнут сажать наркоманов, то почти полстраны окажется за решеткой. Поэтому в первую очередь надо заниматься лечением и реабилитацией, надо спасать этих людей, а не прятать в тюрьмы. И, конечно, надо ставить заслон в нашей стране этому зелью», — призывает он.

Глава Фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман отрицает возможность того, что полиция будет охотиться за наркоманами, оставив заправил наркотрафика в покое.

«Технически это совершенно разная отчетность, поэтому никогда не перекрыть поимкой наркоманов ту отчетность, которая требуется по задержанию наркоторговцев», — пояснил он.

В целом же известный борец с наркоманией очень рад тому, что ФСКН наконец-то пошли на такие меры – по задержанию наркоманов и отправке их на принудительное лечение: «Уголовная ответственность за употребление наркотиков – это еще достаточно гуманное наказание, так как наказывать будут только за систематическое употребление, то есть тех, кто ранее уже привлекался за это. Такие меры являются мощнейшими для того, чтобы остановить начинающих наркоманов и вообще показательные для всей молодежи».

«Вспомните, когда в 1994 году отменили подобный закон, принятый еще во времена СССР, то количество наркоманов стремительно стало увеличиваться. К тому же практика наркосудов есть во многих странах мира, и там она работает вполне успешно», — напоминает он.

«Что касается принудительного лечения, то тут не все так просто: надо принять огромное количество поправок, разрабатывать систему реабилитации, создавать государственные центры, поскольку скинуть все это на частные клиники просто невозможно. Я сам два года занимался разработкой такого закона и представляю насколько это сложно. Тем не менее, даже принятие таких половинчатых мер – это уже хоть что-то!» — заключил Ройзман.

Материал опубликован информационным агентством «Новости Федерации» www.regions.ru .

Запись опубликована в рубрике Зависимость с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Я не робот.